КАК ОБМАНУТЬ ЗУБРЕЖКУ (АУТОТРЕНИНГ ПАМЯТИ)

О практических проблемах памяти уже шла речь в третьей главе, но, памятуя об интерференции, вытес­нении и ограниченности объема оперативной памяти, автор имеет основания подозревать, что сказанное (в том числе и эти термины) некоторой частью читателей бла­гополучно забыто. Приступим, однако, к прикладной части.

«Память была очень развита у народов древнего мира: книги Веды, которые объемом не менее библии, сохранялись в течение восьми веков только в памяти, так как письменности в Индии тогда не было. Взрослая женщина имеет лучшую память, чем мужчина: актрисы скорее заучивают роли, чем актеры; студентки лучше сдают экзамены, требующие памяти, чем студенты. Юноши имеют лучшую память, чем взрослые. Память достигает своего максимума в возрасте около тринадца­ти лет и потом постепенно уменьшается. Слабые физически люди имеют больше памяти, чем крепкие. Наиболее развитый ум вовсе не обязательно соединен с хорошей памятью; ученики, обладающие прекрасной па­мятью, далеко не самые интеллигентные. Провинциалы имеют больше памяти, чем парижане; крестьяне — больше, чем горожане; адвокаты — более, чем врачи; музыканты — больше, чем другие артисты. Память луч­ше перед едой, чем после еды. Учение уменьшает ее — у безграмотных память лучше, чем у грамотных. Память лучше утром, чем вечером; летом — лучше, чем зимой, на юге — лучше, чем на севере. Нужно приба­вить, что память много зависит от упражнения».

Это отрывок из сообщения, сделанного в конце прошлого века в Парижском биологическом обществе. К этому времени были уже известны и почти все ныне рекомендуемые приемы развития памяти, которые время от времени преподносятся под новым соусом, в том чис­ле и метод самовнушения. Он входил в одну из наиболее рациональных и психофизиологически обоснованных си­стем управления памяти, предложенную Астурелем.

«1) Сядьте один в уютной комнате... Постарайтесь сосредоточиться. Легче всего достигнуть этого, ложась спать. Если по вечерам у вас не хватает времени, за­ставьте себя сосредоточиться днем, хотя это значитель­но труднее.

2) Отгоняйте от себя все мысли, кроме составляю­щей суть вашего внушения. Это тоже нелегко, но вы можете помочь себе, повторяя свое внушение до тех пор, пока оно не вытеснит остальных помыслов.

3) Полезно повторять внушения двенадцать раз: шесть раз громко, три раза шепотом и три раза про себя. Говорите при самовнушении медленно, с подъ­емом духа; не просите, не усовещивайте, а приказывай­те; продолжайте делать каждое внушение в течение не­дели.



В течение первой недели: у меня сильная память. Моя память не изменяет мне. Моя память ежедневно усиливается.

В течение второй недели: все, что я вижу и слышу, запечатлевается в моей памяти. Я наблюдателен, под­мечаю все быстро и метко. Моя наблюдательность велика.

В течение третьей недели: я отлично помню все, что вижу и слышу. Моя память сохраняет все. Я заучиваю легко.

В течение четвертой недели: я могу вспомнить все, что когда-либо слышал или видел. Я могу вспомнить все, прежде заученное. Моя память сильна.

Можете повторять себе эти внушения и по утрам, как только проснетесь. Примите удобное положение и в продолжение десятиминутного покоя займитесь са­мовнушением. Сделав себе внушения перед сном, ду­майте о несущественном, пока не заснете».

Еще один хороший метод, рекомендованный Астурелем, — прием обратной развертки, учитывающий (как теперь можно понимать), во-первых, большую легкость воспроизведения краткосрочной памяти и, во-вторых, взаимное «сцепление» свертываемых и развертываемых мозговых эхо.

«Попробуйте за несколько времени перед сном сесть с закрытыми глазами в удобное кресло. Вспомните за­тем все, что вы делали и наблюдали в течение дня... Вы увидите себя, во-первых, опускающимся в кресло для выполняемого упражнения. Само собою предста­вится вам комната, в которой вы находитесь. Картина эта сменится предшествовавшей: вы очутитесь в столо­вой, где поужинали, вспомните, что ели, кто сидел с ва­ми, о чем говорилось за столом. Затем, в обратном че­редовании, представится вам, как вы вошли в гостиную, поднимались по лестнице, открыли ключом входную дверь, шли по улице, заметили в смежном доме освещен­ные окна, далее в № 3 слышали игру на рояле, видели у дома № 1 человека, перешедшего на другую сторону улицы и т. д. Еще ранее А. прощался при вас с Б., раз­говаривал о политике... Следя за событиями в обрат­ном чередовании, упражняющийся не должен терять ни одного звена из непрерывной цепи своих воспомина­ний. Пусть он старается вызвать в памяти все лица, ко­торые видел в течение дня, все, что слышал, говорил или делал сам. Мысленно дойдет он таким образом до того момента предыдущего утра, когда он встал и со­брался на службу.



Освоившись с подобными упражнениями, вы будете скоро в состоянии восстановить обратным ходом в па­мяти дни, недели, целые месяцы минувшей жизни.

Первые упражнения должны длиться не более полу­часа, до первых признаков утомления. В последние ра­зы продолжайте постепенно восстанавливать картины пережитого до тех пор, пока мысленно не пересмотрите всю свою минувшую жизнь. Повторяйте затем время от времени эти упражнения, и вы будете поражены, до какой степени ярко восстановит ваша память все, что вы наблюдали г перечувствовали. Вы убедитесь при этом, что память ваша заносила на свои скрижали все события, даже и в то время, когда вы еще не трениро­вали своей наблюдательности.

Искусство обратного воспроизведения сначала дает­ся с большими усилиями; но, если вы не отступите пе­ред докучливостью первых упражнений, вы будете вос­хищены достигнутыми результатами. Овладев этим искусством, вы не будете нуждаться в дневнике: ваша память уподобится живому дневнику, благодаря помо­щи которого вы сможете воскресить в своем воображе­нии любую картину пережитого.

Оно окажет вам огромную услугу и при умственных занятиях; прочитав, например, интересную книгу, вы можете мысленно проследить весь ход ее изложения, от конца к началу, и тогда она навсегда врежется в вашу память. То же самое произойдет и с заучиваемым на­изусть стихотворением или уроком».

...Ну и конечно, развитие сосредоточения и дисцип­лины внимания. Привычка впиваться вниманием в за­поминаемое, максимально отключаясь от всего постороннего... Постепенно автоматизирующийся навык: при­мечать характерные особенности — например, детали внешности человека, имя или фамилию которого вы хо­тите запомнить.

Специальные упражнения сосредоточения:

«Выбрать мягкое кресло и расположиться в нем по­удобнее. Возьмите затем монету или какой-либо не­сложный предмет и внимательно всматривайтесь в него в течение нескольких минут. Закройте затем глаза и попытайтесь хоть несколько минут не отрывать своего мысленного взора от повторенного воображением обра­за предмета, который вы только что созерцали. Сделать это нелегко, так как мысли стремятся вытеснить созер­цаемый образ, но при известном напряжении воли вы не дозволите своему вниманию отвлечься от него. При неустанном стремлении подчинить внимание своей воле вы постепенно приучите себя направлять вообра­жение, вместо того чтобы оказываться игрушкою его прихоти. Не отказывайтесь от упражнений, пока не за­ставите себя в течение трех или четырех минут мыс­ленно созерцать избранный предмет.

Когда вы усвоите себе способность не отрываться от любого мысленного созерцания в течение трех-четырех минут, попробуйте применить ее к практической цели.

Выберите, например, книгу, которая вас интересует. Прочтите медленно одно из предложений, закройте гла­за и старайтесь слово в слово восстановить в своей па­мяти прочитанную фразу, заучите по этому способу це­лую страницу. Когда вы начнете без особенного усилия справляться с этой работой, вы получите возможность приступить к успешным занятиям. Если нет надобности в почти дословном заучивании, прочтите целую главу, сосредоточьтесь на ее предмете в течение трех-четырех минут, закройте глаза на десять минут и всесторонне обдумайте.

Вы убедитесь в скором времени, что стали несрав­ненно работоспособнее: задачи, которые казались вам непосильными по своей сложности, доводили вас почти до головной боли, сделаются совершенно легкими. Ваше мышление и память преодолеют шутя все препятствия. Все, что вы прочтете, будет усвоено вами с полною ос­новательностью...»

Все эти советы, безусловно, полезны. Но при трех условиях: 1) полной веры в них; 2) полного убеждения в необходимости улучшить свою память — то есть при общей установке на укрепление памяти; 3) при само­стоятельном творческом приспособлении к личным за­дачам.

Бесспорно, люди весьма различаются и по объему и по характеру памяти: есть миллионеры памяти, есть люди среднего достатка... Превосходная память, что и говорить, подарок. Но все-таки установка «улучшить память вообще», на мой взгляд, практически бессмыс­ленна, как и установка «научиться вообще забывать». Прежде всего — возможно точнее определить, какую именно память надо улучшить и для чего и что забы­вать. Это само по себе сделает половину дела. Я не встречал еще ни одного здорового человека, тем более молодого, у которого память в общем не была бы до­статочной и, более того, избыточной. Но людей с хоро­шо организованной памятью мало... Часто задаваемый вопрос «как улучшить память?» вызывает некоторое по­дозрение, и хочется задать встречные вопросы: а пыта­лись ли вы мыслить? А есть ли у вас напряженный ин­терес к тому, что вы хотели бы запоминать, есть ли сеть интересов — стержень эрудиции?

Если есть, то, как правило, никаких жалоб на память не бывает. Если нет — не помогут никакие до­полнительные приемы.

Мозг — хитрый упрямец. Мы только что прочли, на­пример, что учение уменьшает память. А как же зави­симость от упражнения и советы вроде: «Чтобы развить свою память, надо ее развивать?»

Тут и надо разобраться, о какой памяти идет речь. Очевидно, в данном случае — о памяти натуральной, то есть памяти на события, на подробности. Но кто луч­ше будет запоминать новые иностранные слова — чело­век, уже выучивший несколько языков, или не знающий еще ни одного? Ясно, что первый. Зато второй, я уве­рен, с большим количеством ярких деталей перескажет содержание кинокартины.

И затем смотря какое учение. Если зубрежка, то, ко­нечно, она уменьшает память: уже потому, что создает внутреннее сопротивление какому бы то ни было запо­минанию. Мозг защищается от насилия.

Но зубрежку нельзя называть учением. С сожале­нием вспоминаю, сколько времени и нервной энергии было зря израсходовано на первых курсах мединститута: множество латинских названий и прочих сведений, без зна­ния которых нельзя было сдать экзамены и зачеты, ока­зались на практике абсолютно ненужными и, конечно, забытыми. Но они вытеснили многое из того, что дей­ствительно нужно... Абсолютно уверен, что любое обу­чение можно организовать так, чтобы механическое за­поминание было сведено к минимуму и минимум этот усваивался осмысленно и непринужденно. И пока учеб­ные системы не перестроены, каждому поневоле зубря­щему остается одно: призывать на помощь свое вооб­ражение и изобретательность. Не поддаваться инерции механического зазубривания, а упорно искать смысл и связи. Если приходится заниматься тем, что не нравит­ся, то либо не занимайся, либо сделай, чтобы нрави­лось... Всегда есть возможность превратить выучивание в увлекательную игру.

Ленин учил язык так: после элементарного ознаком­ления со словарем и грамматикой брал интересную ино­странную книгу, переводил ее, невзирая на все трудно­сти, на русский язык, а потом снова на иностранный.

Я знаю одного переводчика, который выучил англий­ский язык, слушая популярные английские и американ­ские песни.

Принцип ясен: нужно находить какую-то цель, сверх­задачу, которая сумела бы захватить и по отношению к которой механическое усвоение оказалось бы только по­бочным средством. Тогда связи в памяти устанавли­ваются сами собой, приобретают богатство и свободу, и вы обманываете зубрежку.

Теперь уточним рекомендации для зубрения.

Концентрация. Если вы учите английский язык, то отдайте ему по крайней мере год или несколько месяцев, смотря по тому, в какой мере собираетесь им овладеть. Говорите по-английски при всякой возможности и без оной, думайте по-английски, читайте только английские книги, на английском языке ведите дневник, по-англий­ски ухитряйтесь записывать лекции, слушайте англий­ские радиопередачи, изучайте английские манеры и ан­глийскую кухню, будьте англичанином в сновидениях.

Дозировка. Найти свою индивидуальную дозу запо­минаемого на один раз.

Слишком много — плохо, так как один лишний гло­ток может вызвать полное несварение.

Слишком мало — плохо, потому что не будет смыслового единства, а пустота заполнится чем-то другим, и иголка потеряется в стоге сена.

Старайтесь запоминать целыми по смыслу кусками. Величину куска определяйте сами, по опыту. Сам кусок может дробиться на более мелкие, но то, что запоми­нается в один день, обязательно должно быть чем-то связано (такую связь, натяжку, можно и придумать). Введя в свою память такой кусок, дайте ему отстояться.

8 течение нескольких часов не загружайте память ни­чем другим. Если чувствуете усталость, оставьте все, отвлекитесь, интенсивно подвигайтесь, лучше на возду­хе, сделайте AT.

Повторение. Как можно больше, но не до тошноты. Повторять целиком через 15 — 20 минут, через 8—9 часов и на следующий день. Мысленно, сжато: вече­ром перед сном и после сна утром.

Вариации — по контрасту: громко и тихо, нараспев и скороговоркой, сопрано и басом, сопровождая посту­киванием и с необычным акцентом, представляя себе написанным и произносимым вслух приятным знакомым или знакомой.

Индивидуализация. Одни лучше запоминают пере­писав, другие — услышав, третьи — увидев, четвер­тые — под тихую музыку, пятые — почесывая голову. Если вы еще не знаете индивидуальных особенностей своей памяти, надлежит перепробовать указанные спо­собы, дополнив их новыми, насколько у вас хватит фан­тазии.

Приложение. Правило для забывающих сходить, по­звонить, спросить, отдать, навестить, уплатить и тому подобное.

Я в высшей степени организованный и ответственный человек. Помню я только об одном: об организованно­сти. Не проходит и минуты, чтобы я не спрашивал себя мысленно: а что я должен сделать сейчас? Не забыл ли я сходить, уплатить... (смотри выше). Где моя записная книжка? Там все записано, и самое главное — не поза­быть туда заглянуть. А еще важнее — уходя, не оста­вить ее дома. Это надо записать в записной книжке. По­жалуй, надо бы записать, что это следует записать... Ка­кой я организованный, просто диву даюсь, и сам не рад, и хотелось бы побыть немножко неорганизованным, но никак не выходит, только и думаю о том, чтобы сходить, позвонить... (смотри выше).

Если серьезно все подытожить, то скажу еще раз, что память, по-моему, нужно не улучшать, а организо­вывать. Способ же организации лучше всего подсказы­вает дело — особенно если заинтересованность достигла крепости подсознания.

Обычно те люди, память которых производит впечат­ление блестящей, имеют просто живые ассоциации. Они хорошо вспоминают. Их долгосрочная память легко вы­дает свои достояния «наверх», в краткосрочную. У дру­гих она скареднее, ассоциации беднее, замедленнее, «перегородка» между подсознанием и сознанием гораз­до плотнее. «Разморозить» ассоциации помогает ауто­тренинг.

СКОЛЬКО НЕОБХОДИМО ПРАВИЛ

Я читал немало советов, составленных в разное вре­мя разными людьми с целью научить других жить, ду­мать, разговаривать и смеяться. Читал с напряженным вниманием и благоговением, сознавая, насколько они верны. Но выполнял ли хоть один?

Разумеется, нет. Я жил до сих пор, как жилось, и пользовался только тем, что было действительно поза­рез необходимо именно в данный момент. Но в эти мо­менты было некогда искать правила, кем-то написан­ные, приходилось искать их в своей голове.

Нет, не хочу сказать, что все правила и советы пи­шутся зря. Есть, например, 18 прекрасных английских правил «Как беречь время?». Правила хороши, к ним ничего не добавишь, они охватили все. Но у них есть один маленький недостаток: на их изучение надо затра­тить слишком много времени. В жизни редко удается вспомнить, какое правило следует применить именно сейчас, к случаю. Просто некогда. А с другой стороны, многие правила мы применяем, не подозревая об этом... Я был бы рад, если хотя бы один из ста прочитавших дал себе труд овладеть аутотренингом и научился ис­пользовать самовнушение. Но, просматривая эту главу, я вижу, что несказанного и незатронутого осталось страшно много, настолько, что кажется, будто и не на­чинал ни о чем разговора.


issledovanie-sistemi-kommercheskoj-gotovnosti-rejsa-s-uchetom-vozdejstviya-vozmushayushih-faktorov-razlichnoj-prirodi-vnutrennih-i-vneshnih.html
issledovanie-sistemi-pishevareniya.html
    PR.RU™